September 17th, 2021

Египет, так Египет



Последнего ребенка из детского дома мы взяли, когда ей было четырнадцать лет. Говорят, в этом возрасте приемные дети уже не социализируемы. В нашем случае это оказалось так. В свои четырнадцать она не знала, что такое виноград. Первого ребенка мы взяли, когда ей было шесть - и в шесть лет она не знала, что яйца можно жарить. Она видела только вареные. Даже сырые не видела. Эта в четырндцать не знала, что такое виноград, снегокат, ледянка, и прочее и прочее.
Ребенок был абсолютно диким. Не знал самых элементарных вещей. Надо было обучать всему. Объяснять, что такое деньги. Откуда они берутся. Зачем они нужны и почему их просто нельзя взять в банкомате сколько нужно.
На все это накладывались поколения алкоголизма и умственная неразвитость. Пару раз я забирал её пьяной из милиции. Один раз ужен совсем было отправили в детский приемник. Страх подействовал, но не надолго. Через пару недель вместо школы он снова шла на станцию и там с утра пила «Ягу». Потом убежала из дома. Лет в шестнадцать родила первого ребенка. Он умер. Потом второго. Сейчас живет где-то в Таджикистане, четвертой женой, рожает пятого или шестого. Иногда звонит маме. Ей уже за двадцать, но умственное развитие осталось примерно на том же уровне.

Но зато как она рассказывала про Египет!


Collapse )