ars333 (ars333) wrote,
ars333
ars333

Педофилия

Ссылка на статью о педофилии http://a-v.livejournal.com/210610.html

И вот Утро. Нормандская дыра, блочные дома, повальная безработица, жизнь на пособие. Развлечения - сигареты, алкоголь, телевизор и то, что называется "отношения". Одна из женщин написала заявление на своих соседей по многоквартирному дому, что те организовали сеть международной детской проституции, продавая своих детей, а также сами устраивали оргии с их участием. Следственные органы взялись за дело, начались аресты взрослых, допросы детей. Дети рассказывали чудовищные подробности, которые публиковались в газетах и пересказывались по главным каналам телевидения. Общественное мнение было за самые строгие наказания, истерия нарастала. Обвиняемые были людьми простыми и бедными, следствие обещало смягчение в обмен на признание. Версия международной сети торговцев детьми, правда, со временем отпала; обвинение сконцентрировалось на инцесте и разврате с несовершеннолетними, и большинство обвиняемых было приговорено к различным срокам заключения. Процесс был закрытым. Общество праздновало победу: обезврежена страшная банда педофилов. Дети были помещены в приемные семьи.


Σταύρου, σταύρου αυτόν
De quoi je me mêle, но все-таки, по поводу новгородского дела, о котором сейчас все пишут, у меня возникло два вопроса. Первый вопрос: qui prodest? Кому выгоден обвинительный приговор? Второй: чем общественное давление на суд лучше административного?

О негативном прецеденте успешного общественного давления на судебные органы написано в нескольких чрезвычайно всем известных книгах (см. напр. Лк.23,20 и паралл.). Зачем писать письма Медведеву, если тот по закону не имеет права вмешиваться в деятельность правосудия? У президента страны, в силу разделения судебной и исполнительной власти, есть в этом отношении только одно право: миловать осужденного на смертную казнь; но и то только после того, как суд вынес приговор.

Новгородское дело мне напомнило другое: дело Утро, которое сотрясало Францию на протяжении нескольких лет.

Утро - это не время суток и не фамилия; это название маленького нормандского городка, где жили все семнадцать обвиняемых по делу о педофилии.

Следствие началось в 2001 году, на пике кампании против педофилов. Несколькими годами раньше премьер-министр Ален Жюппе произнес знаменитую фразу: "Иногда мы должны выносить за скобки права человека, когда речь идет о правах ребенка". Законодательство было изменено в этом направлении, и внезапно дети получили абсолютную власть казнить и миловать взрослых: родителей, учителей, спортивных тренеров, руководителей кружков хорового пения, священников. Обидевшись за двойку или выговор, ученик мог сказать, что учитель его "трогал"; того сразу отстраняли от работы до выяснения дела, часто заключая под стражу, только на основании заявления ребенка. Часто детьми манипулировал кто-то из родителей: мать, желая отомстить ушедшему мужу, подговаривала сына или дочь заявить, что отец виновен в "развратных действиях". Отца тут же хватали и сажали. Разумеется, дети не несли ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

И вот Утро. Нормандская дыра, блочные дома, повальная безработица, жизнь на пособие. Развлечения - сигареты, алкоголь, телевизор и то, что называется "отношения". Одна из женщин написала заявление на своих соседей по многоквартирному дому, что те организовали сеть международной детской проституции, продавая своих детей, а также сами устраивали оргии с их участием. Следственные органы взялись за дело, начались аресты взрослых, допросы детей. Дети рассказывали чудовищные подробности, которые публиковались в газетах и пересказывались по главным каналам телевидения. Общественное мнение было за самые строгие наказания, истерия нарастала. Обвиняемые были людьми простыми и бедными, следствие обещало смягчение в обмен на признание. Версия международной сети торговцев детьми, правда, со временем отпала; обвинение сконцентрировалось на инцесте и разврате с несовершеннолетними, и большинство обвиняемых было приговорено к различным срокам заключения. Процесс был закрытым. Общество праздновало победу: обезврежена страшная банда педофилов. Дети были помещены в приемные семьи.

Адвокаты, тем не менее, не оставляли усилий, так как большинство обвиняемых мужчин и женщин настаивали на своей невиновности. Один покончил с собой в тюрьме. Добились повторной экспертизы и пересмотра дела.

И тут всё посыпалось. Та женщина, что первая написала донос, призналась, что солгала из мотивов личной мести и по склонности к мифомании. Стали повторно расспрашивать детей, на этот раз более тщательно. Выяснилось, что и они нафантазировали, подталкиваемые вопросами экспертов к "нужным" ответам; детям ведь вообще свойственны эротические фантазии в отношении родителей и других близких взрослых. Эксперт первоначального следствия бросил перед телекамерами скандальную фразу: "За экспертизу мне платили 15 евро в час. Если вы платите эксперту как уборщице, то будьте готовы к тому, что и экспертиза будет на уровне половой тряпки!"

Судья Бюрго, который руководил первоначальным следствием, был вынужден признать, что поддался настроениям общества и давлению прессы: педофилы должны сидеть в тюрьме. Он был публично отстранен от должности.

Все подсудимые были оправданы, им были выплачены компенсации, и президент Ширак направил каждому из них письма сочувствия. Они вернулись в свои квартиры в Утро и стали пытаться заново установить отношения со своими детьми.

В законодательство были снова внесены изменения, хотя и незначительные. В прессе появились статьи о самоубийствах священников и учителей, несправедливо обвиненных воспитанниками. Общественное мнение Франции задумалось о своем поведении.

Tags: педофилия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments