ars333 (ars333) wrote,
ars333
ars333

Шиитман о морали

В новом сезоне депутаты планируют оседлать заезженную кобылу борьбы за общественную мораль. Хрипящее животное уже много раз пытались пристрелить, но всякий раз оно выживало и продолжало свою скачку в никуда. В октябре в Верховной Раде были приняты в первом чтении поправки к закону о защите общественной морали. Эти поправки расширяют полномочия Национальной Экспертной Комиссии, а также вводят несколько забавных новшеств — теперь наряду с «порнографией» можно будет ждать уголовной ответственности и за другие нарушение общественной морали. Например, за мат в художественном произведении или же оскорбление религиозных или национальных святынь. В борьбе против свободы слова парламентарии из Партии Регионов, БЮТ, НУНС и КПУ находятся по одну сторону баррикад. Религиозные фундаменталисты из разных церквей забывают о взаимных распрях и выступают единым фронтом. Волшебные слова «мораль» и «порнография» пробуждают ото сна всевозможных мракобесов и консерваторов и они лезут из своих щелей, как дождевые черви во время ливня. Только вот, в отличие от червяков, животных маленьких, безобидных и, в какой-то мере милых, эти твари похоже на анаконд, которым вполне по силам придушить неосторожного человека.

Но в очередной раз пытаться уязвить консерваторов зоологическими сравнениями — это занятие хоть и увлекательное, но абсолютно бесполезное. Мы их не любим, они не любят нас и это не новость. Обе стороны в совершенстве знают аргументацию противника и видели эту аргументацию в гробу. Критиковать имеет смысл живых людей, возможных союзников, которые борются с Комиссией по Защите Морали, но допускают при этом массу ошибок, причем не только технических, но и идейных, что гораздо опаснее.

Одна из ключевых ошибок людей выступающих против НЭК — это апелляция к классикам. Поиск порнографии в творчестве всеми признанных авторов, которых не осмелится запретить ни один цензор, — это излюбленный прием критиков деятельности Комиссии. Но проблема в том, что моралисты уже давно научились защищаться от подобных нападок. В Законе о защите морали существует специальная оговорка, которая защищает от цензуры «признанные классические произведения». Выступая в защиту искусства мы тем самым сами даем оружие в руки своим врагам. «Да, — говорят они, — мы тоже против цензуры в искусстве. Но мы и не трогаем искусство, мы просто ограждаем детей от порнографии».

Правда в том, что с точки зрения свободы информации низкопробный порнофильм «Большие сисяры водят хоровод» имеет точно такую же ценность как высокохудожественное эротическое кино, а матерный комментарий на интернет-форуме ничем не отличается от ставших классикой произведений Подеревянского. Признавая особую ценность отдельных произведений искусства, признавая само исключительное положение «искусства», мы мыслим теми же иерархическими категориями, что и наши противники. Если есть хорошая, полезная, нужная информация, значит есть и информация плохая, вредная, опасная. Свобода слова — это в том числе и свобода брани, свобода оскорбления, свобода глупости. Борец с цензурой, защищающий произведения искусства, похож на защитника животных, защищающего милых панд и бельков. Гиены, летучие мыши и пауки точно так же нуждаются в любви и защите.

Вторая важная ошибка — критика в адрес самих цензоров. В НЭК заседают ханжи, глупцы, пошляки и нацисты, но беда совсем не в этом. А в самом факте существования Комиссии. Обвиняя наших противников в «аморальности» мы забываем о том, что корень проблем таится в самом публичном употреблении слова «мораль». Говоря о «плохих» экспертах мы словно бы допускаем возможность существования экспертов «хороших». Извечная ошибка реформистов, которые говоря о «плохом правительстве» или «плохих законах» и предлагая их изменить, не осмеливаются признать то, что любое правительство преступно, а единственный легитимный закон — это человеческая воля.

Эту картинка находится гуглом по запросу "большие сисяры встречают пенис". Припев два раза.

Любая идеология начинается с языка. Рыцаря превращает в дракона не желание убить чудовище, а то, что он начинает говорить с ним как с равным. Если мы допускаем в своей речи и в своём мышлении такие категории как «мораль» и «аморальность» — это значит, что мы уже отрастили хвост и потихоньку начинаем покрываться чешуей. Право на свободу слова и свободу информации — это абсолютные права. Любое ограничение их убивает. Данте ошибался, когда разделил рай на круги. Иерархия, структура и бюрократия возможны лишь в преисподней.

Свобода может существовать или не существовать, и ничто — ни мораль, ни эстетика, ни закон — не имеют права её ограничить.

http://shiitman.net/2011/11/12/kolonka-dlya-kievreport-po-tu-storonu-iskusstva-i-pornografii/#more-4618

От себя добавлю, что в парадигме относительности любой истины свобода слова - это свобода лжи.
Tags: мораль
Subscribe

  • Немного красоты

  • Лес

    Очень красиво. Грибов нет. Почти. Нашелся один белый. Вообще лес - это красиво. И все, что в лесу растет.

  • Гай Юлий Пшонка

    Блять, фото на мыльницу, рука в объективе, зато рама из золота. Хочу, говорит, думать, будто я в Древнем Риме (с). Еще фотки пиздеца и бесвкусия…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments